статье 159 УК РФ

Узкопрофильный адвокат по 

Суть мошенничества на примере пары уголовных дел 

 

Следствие при возбуждении уголовного дела по ст. 159 УК РФ «Мошенничество» на практике сталкивается с трудностями. Наша задача воспользоваться ими законными способами.

Перед следователем стоит вопрос:

 

Может ли законная сделка быть признана хищением?

 

Что закон понимает под хищением и мошенничеством

Понятие хищения определено в примечании п. 1 к ст. 158 УК. Мошенничество, как одна из форм хищения, должно обладать всеми признаками хищения, установленными в уголовном законе: 

  • противоправностью (это то что описано в Уголовном законе);

  • безвозмездностью (схоже с безвозвратностью обращения чужого имущества);

  • прямым умыслом на хищение чужого имущества и корыстной целью (желание нажиться сделав хищение, корысть – получение выгоды, повышение своего материального благосостояния);

  • причинением имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества. (причинение ущерба – противоправное уменьшение материального благосостояния собственника)

 

Мошенничество отличается от других способов хищения, таких как кража, грабеж, разбой (это все тоже хищение, тайное и с применением насилия!) обманом. Это когда совершаются действия по введению лица в обман и лицо находясь в измененном состоянии объективной реальности, введенное лицом ложными данными в заблуждение совершает нужные действия и (или) передает имущество или права на имущество либо не препятствует его изъятию, которые приводят к причинению ущерба, когда обман будет обнаружен. Без обмана не может быть мошенничества!   

 

Отличие мошенничества от гражданского злоупотребления

Обман и злоупотребление доверием также могут сопровождать и заключение гражданской сделки. Но в гражданско-правовом (не преступном) случае введение в заблуждение другой стороны не должно преследовать цель противоправного, безвозмездного изъятия чужого имущества или приобретения права на чужое имущество.

Обманным способом заключенная сделка становится оспоримой и может повлечь отмену всех договоренностей заключенных в ней (признана недействительной) в суде, хотя признание сделки недействительной не является обязательным. ч. 1 и 2 ст. 179 ГК гласит, сделка, совершенная под влиянием насилия, угрозы или обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшей стороны. На основании ч. 1 ст. 178 ГК сделка, заключенная с помощью обмана одной стороны, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшей стороны, совершающей действия в обмануто осознании объективной действительности, если обманутая сторона осознавала бы реальность, то не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Как следует из приведенных законодательных положений, суд может отказать в удовлетворении иска лицу, заключившему сделку под влиянием обмана или заблуждения. Обман должен быть доказан иначе в этом случае заключенная сделка закрепляла подписанным соглашением те же права и обязанности для сторон, что и другие действительные сделки.

 

Суть мошенничества

Так как состав мошенничества формальный, это значит, как только наступила описанная ситуация, данная ситуация является мошенничеством. Тогда как по другим в момент совершения действия до конца не совершения не будет преступлением, а только после наступления ущерба. То мошенничество оканчивается уже в начале действия, когда совпадают: обман, безвозмездность изъятия. Ущерб может и не наступить, но действие уже стало преступлением. Похожий состав разбой, только там в момент нападения с целью безвозмездного изъятия имущества, нападающий достал нож и все с этого момента ситуация называется – разбой, когда если бы насильственное хищение без предмета, который может нанести тяжкий вред здоровью так бы и оставалось грабежом.

В мошенничестве на первом месте обман, а потом действия, причиняющие ущерб, а в разбое сначала насильственное открытое хищение, а потом нанесение тяжкого вреда или использование предмета, который может нанести реальный вред здоровью (бита, нож, пистолет и т.д.).   

 

Сделка при мошенничестве

По иску, суд может признать гражданско-правовую сделку недействительной. Не исключена ситуация, в процессе которой, без судебного решения о признании сделки недействительной, правоохранители признают действия одной стороны мошенническими. Поэтому при заключении сделки исключить фактор мошеннических действий в рамках действительной гражданско-правовой сделки невозможно. Об этом также говорит Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 11.12.2014 №  32-П.

 

Главное отличие мошенничества от гражданско-правовой сделки

Это цель совершаемых действий, можно заключить сделку обманом и исполнять свои обязательства согласно прописанным в ней правилам, а можно заключить сделку под обманом и получив права на имущество или денежные средства по ней скрыться, добавив безвозмездность к действиям. Чувствуете разницу? Это разные вещи.

 

Цель гражданско-правовой сделки в отличии от мошенничества

Нельзя сравнивать: корыстная цель при мошенничестве и цель извлечения  прибыли, при разрешенной законом предпринимательской деятельности.

 

Пример из практики по 159 УК РФ

В 2006 году некто Иван от имени ОАО НБ (далее — Банк) заключил с юридическим лицом, зарегистрированным на территории Республики Кипр, генеральное соглашение об операциях кредитования и конверсионных операциях. Во исполнение данного соглашения 23.06.2009 компании заключили 30 форвардных сделок (договоров купли-продажи долларов США). По условиям данных сделок Банк должен был купить у Кипрской компании в период с 2009 по 2016 год иностранную валюту на определенную сумму по установленному в договорах курсу. Было возбуждено уголовное дело, по мнению следствия, на момент заключения договоров курс покупки валюты умышленно с целью хищения денежных средств был завышен. В результате, по версии следствия, Иван, а также неустановленные сотрудники и руководители Кипрской компании в составе группы лиц по предварительному сговору путем обмана похитили у Банка свыше 240 млн руб., то есть совершили мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК).

 

Фиктивность договоров при этом связывалась с их беспоставочным характером. Уточню цитированием официального источника разъяснения норм закона, понятие форвардного договора определено в п. 4 Указания Банка России от 16.02.2015 № 3565-У «О видах производных финансовых инструментов». Одним из видов форвардных договоров является сделка о передаче в будущем иностранной валюты одной стороной, другой стороне по установленной в договоре цене.

Суть данной сделки в том, что стороны, устанавливая в договоре между Иваном и Кипрской компании курс покупки валюты США на определенную дату в предполагаемом будущем времени и стремятся при помощи различных методик определить, какой будет реальный курс валюты США к рублю будет иметь место на момент покупки валюты и исполнения условий договоров, и тем самым обманом Банка получить доход из-за разницы цен на валюту. Так как обстоятельства получения прибыли в будущем, в момент заключения форвардного договора стороны не могут достоверно знать, каким будет рыночный курс иностранной валюты по отношению к российскому рублю на момент исполнения своих обязательств по договорам. Одна из сторон в любом случае, не угадав цены валюты, потерпит убытки, а другая, чей прогноз окажется верным, получит прибыль. Договор не имеет баланса стороны не могут получить прибыль одновременно, форвардный договор это заведомо невыгодные: характер, содержание и условия.

 

В наше время, форвардные контракты защищены судами и если хотя бы одна из сторон такой сделки является компания, имеющая лицензию ЦБ РФ на банковские операции или лицензию с целью осуществления профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

На практике суды обязывают сторону валютного форвардного договора, уклоняющуюся от его исполнения, исполнить свои обязательства в пользу другой стороны.

По итогу только по одной добровольно исполненной сделке Банк получил прибыль свыше 160 тыс. руб. А еще 4 сделки, стороны исполнили принудительно в соответствии с решением Арбитражного суда г. Москвы, прибыль Банка по ним составила около 2 млрд руб., расторгнув 11 сделок до момента их исполнения.

 

Сложности разграничения законной сделки и мошенничества на практике

На практике разделить гражданско-правовые отношения и уголовно наказуемые действия в разы сложнее. При тщательном исследовании обстоятельств уголовных дел следствием и судами, в первую очередь умысла виновного лица.

Следствие предъявило Петру (имя изменено) обвинение по двум эпизодам совершения мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК). Одним из эпизодов было хищение денежных средств, принадлежащих Сбербанку России, совершенным организованной группой. Вторым эпизодом хищение бюджетных денежных средств в связи с необоснованным получением налогового вычета в большей сумме, чем причиталось, совершенным группой лиц по предварительному сговору.

 

Следствие считало, что Петр в неустановленное время, но не позднее октября 2006 года, совместно с другими лицами намеревался неоднократно получать на подконтрольное ему ООО денежные средства в Сбербанке в результате заключения кредитных договоров для якобы финансирования строительства птицефабрики, а также приобретения различного оборудования, комбикормов и т. д. При этом Петр заранее не намеревался возвращать полученные на счет ООО денежные средства.

Следствие установило, что представленные в Сбербанк в целях получения кредитов, документы «содержали заведомо ложные и недостоверные сведения, приводящие кредитора к ошибочному представлению о фактическом финансовом положении заемщика и поручителя». Члены кредитного комитета Сбербанка принимали решения о предоставлении компании Петра кредитных продуктов, именно «на основании представляемых ООО документов, а также используя сформировавшееся об Петре общественное мнение как об успешном бизнесмене и владельце птицефабрики». Всего ООО и Сбербанк заключили 23 кредитных договора с разными сроками возврата денежных средств, которые частично ООО исполнило.

 

По мнению органов следствия, с целью вуалирования преступной деятельности и демонстрации намерения погашать взятые кредитные обязательства в полном объеме Петр и другие лица «организовали заключение дополнительных соглашений к вышеуказанным кредитным договорам, предусматривающих увеличение сроков (пролонгации) предоставленных ООО кредитных продуктов». Помимо этого, ООО получало субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по указанным кредитным договорам, общая сумма которых составила около 2 млрд. руб., что повлекло за собой сокрытие преступления и создание видимости платежеспособности ООО. Совокупный материальный ущерб, причиненный Сбербанку в связи с якобы хищением денежных средств, был оценен следствием в сумму около 4 млрд руб.

Вместе с тем в соответствии с материалами уголовного дела действия Петра нельзя назвать мошенническими. Они имели характер гражданско-правовых отношений и не могли рассматриваться как уголовно наказуемое поведение. Заключение кредитных договоров представляет собой регламентированную ГК и иными нормативными актами процедуру получения кредитных денежных средств в банковской организации, включающую соответствующую оценку рисков (ст. 819 ГК). Из материалов дела следует, что ООО в 2006–2014 годах неоднократно обращалось в Сбербанк с просьбой о кредитовании и предъявляло все необходимые для этого документы: анкеты, проекты, бизнес-планы, сметы на строительство, спецификации на оборудование, договоры с подрядчиком, договоры с поставщиками оборудования и т. д. Все документы ООО представляло в соответствии с условиями и требованиями Сбербанка. В процессе рассмотрения кредитных заявок Сбербанк проверял поданные документы, при этом никаких нарушений, включая предоставление заведомо ложных сведений, не выявлял. Кроме того, Сбербанк предпринял специальные меры для обеспечения исполнения заемщиком своих обязательств. Он заключил с Петром договоры личного поручительства, получил в залог имущество должника и третьих лиц, наличие и рыночную стоимость которого сам и проверял. Ответственность контрагента и предоставленное в залог имущество были застрахованы в пользу Сбербанка в указанных им страховых компаниях. В связи с заключенными кредитными договорами Сбербанк не обращался в суд с иском о признании заключенных с ООО сделок недействительными по причине обмана, введения в заблуждение или по иным подобным основаниям.

 

Всего в указанный период между ООО и Сбербанком было заключено 64 кредитных договора, из них 41 договор выполнен в полном объеме, 23 договора — частично. Исходя из этих обстоятельств, вызывает сомнение, что обвиняемый Петр организовал хищение и принял впоследствии в нем участие по 23 договорам, тогда как по 41 договору, заключенному в тот же период и со сходными условиями, он действовал добросовестно.

 

В соответствии с материалами дела по спорным договорам Сбербанк инициировал и взыскивал кредиторскую задолженность в рамках гражданского законодательства. Стороны подписывали мировые и заключали дополнительные соглашения с целью пролонгации кредитных договоров, реструктуризировали долг. В 2015 году ввиду того, что часть имущества ООО погибла в результате пожара, стороны использовали процедуру признания должника несостоятельным (банкротства). Таким образом, были задействованы разнообразные гражданско-правовые механизмы, чтобы урегулировать вопрос возврата долга. Петр как бенефициар ООО принимал непосредственное участие в выработке и согласовании данных мероприятий. Иными словами, в период 2006–2014 годов между ООО и Сбербанком сложились гражданско-правовые отношения, основанные на принципах равенства их участников. Ни одна из сторон не ставила под сомнение заключение и исполнение кредитных договоров, которые считались заключенными, действительными, а не мнимыми. Утрату или существенное снижение платежеспособности заемщика нельзя рассматривать как его недобросовестное, а тем более правонарушающее поведение.

 

Резюмируем о мошенничестве.

Обратите внимание, на то, что при совершении мошенничества виновный обещает прибыль потом, после совершения определенных действий это время как продолжительное, так и небольшое. «Денежные средства дай сейчас, а прибыль получишь потом.». Под данную категорию также подпадают, ставки на спорт. Мое личное мнение, что это в будущем будет признано мошенничеством. Представьте сколько бы обманов разрушилось, если бы давали попробовать и прозрачно и демонстративно объясняли схему того, как это работает. Не обманывайтесь, следуя за выгодой!

 

В следующей статье я расскажу, что такое мошенничество совершенное в составе организованной группы.

Запишись на встречу

телефон 8 (926) 100-63-00

г. Москва, ул. Селезневская, д 28, стр. 1